Свежие комментарии

  • Отари Хидирбегишвили19 января, 15:28
    Любопытно,что в течение многих столетий медики верили в существование истерии и «лечили» ее массажем гениталий, в том...Шокирующая правда...
  • Александр К18 января, 18:01
    Господа, а где тут собственно эротические снимки?Скандальные эроти...
  • Alexander Gall18 января, 12:38
    дебильный информационный мусорКак высокородные ...

5 сказок, которые заменяли советским детям рождественские истории в годы, когда запрещали Рождество


5 сказок, которые заменяли советским детям рождественские истории в годы, когда запрещали Рождество

В Советском Союзе Рождества официально не было, как и всех связанных с ним ритуалов. Но сказки зимой хотелось и детям, и взрослым. Так появились собственные аналоги рождественских историй – без религиозного мотива, но всё равно с чудесами. Новогодние истории читали или показывали весь декабрь, быть может, чтобы ожидание волшебства Той Самой Ночи нарастало.

Аркадий Гайдар, «Чук и Гек»


В этой истории, казалось бы, совершенно нет волшебства: палочек, исполняющих желания, фантастических персонажей… И всё же это история именно новогоднего чуда, состоящая из волшебных совпадений, поступков волшебных людей, с пережитыми ужасом и спасениями.

По сюжету, мать и два маленьких сына собираются зимой в гости к отцу и мужу, который работает где-то далеко, в тайге «у Синих гор». Мальчики теряют телеграмму, в которой отец предупреждает, что приезжать не надо – не может встретить, и семья едет на край света. Нет, им не приходится сражаться за свою жизнь или кого-нибудь спасать. Но буквально всё, что с ними происходит, описано как захватывающее приключение.
Кадр из экранизации повести. Чук и Гек наряжают ёлку.

Кадр из экранизации повести. Чук и Гек наряжают ёлку.

И поезд, летящий сквозь снег долго-долго. И опустевший геологический посёлок – ни одной живой души, только прыгают сороки.
И избушка, в которой, как в сказке, ни души, а словно всё при этом готово к приёму гостей – и тепло, и щи в печи стоят. И явившийся в ночи и со спецэффектами угрюмый мужчина. И разговоры о медведях на фоне пропавшего мальчика… И, конечно, самая настоящая новогодняя ёлка, для которой волшебница-мама сочиняет игрушки и к которой приходят нежданно-негадано раньше срока геологи – а это самое большое чудо, ведь среди них и папа!

Эсфирь Эмден, «Дом с волшебными окнами»


Эту повесть также публиковали под названием «Конец оловянного генерала», но «волшебное» название прижилось лучше воинственного. По сюжету, брат и сестра ждут новогодним вечером маму и всё никак не дождутся. Внезапно к ним приезжает на белых мышах таинственная старушка, которая сообщает, что, если дети хотят к маме, им надо отыскать дом с волшебными окнами. И Таня с Серёжей пускаются в приключения.

Будто чтобы подчеркнуть нереалистичность происходящего, персонажи книги – но только игрушечные, сказочные – то и дело разговаривают короткими стишками. Дети находят друзей, постепенно вспоминая, что уже дружили с ними и раньше – ведь это их старые любимые игрушки; сталкиваются с опасностями, которые помогает преодолеть дружба.
Девочка Таня с принцем из Страны забытых игрушек.

Девочка Таня с принцем из Страны забытых игрушек.

Среди их противников – тот самый Оловянный генерал, предводитель старых, дореволюционных игрушек, которые учили не строить, а воевать и с которыми порой и играть-то было нельзя (ничего удивительного – детские книги в СССР транслировали вполне определённую идеологию). Победив всех неприятелей и преодолев все препятствия, дети находят дом с волшебными окнами – и это оказывается их родная квартира! А там и Новый год праздновать пора.
Эта сказка запомнилась многим, и к ней до сих пор пытаются писать любительские продолжения. Настолько она атмосферна и необычна на фоне других новогодних историй Страны Советов.

Павел Бажов, «Серебряное копытце»


Сказки у Бажова часто немного жуткие, но «Серебряное копытце» стоит наособицу. Это добрая история о двух людях – старике и девочке – которые остались на белом свете одни и стали друг другу назваными дедом и внучкой. У старика была мечта однажды увидеть волшебного лесного козла, то есть оленя, который может указать на клад, и он заразил этой мечтой девочку. И однажды именно девочка увидела волшебного козла – серебряное копытце…

В книге нет ни слова про Новый Год. Тем не менее, традиционно эту историю читали и – в виде мультика – показывали именно под праздник. Снег, чудо, зимняя ночь – что ещё надо, чтобы история попала в праздничное настроение? Для многих взрослых очарование сказки так никогда и не спало. Серебряный олешек на снежной крыше, из-под копыт которого катятся драгоценные камни – яркий образ, волшебство которого не хочет уходить вместе с детством. А ведь сказка совсем коротенькая и практически без сюжета. Чудеса, да и только.
Иллюстрация Александра Коковкина.

Иллюстрация Александра Коковкина.

 

Эдуард Успенский, «Зима в Простоквашино»


Эта история стала популярной после превращения в мультик, но изначально появилась именно в виде книжки. Несмотря на то, что во всей серии повестей о самостоятельном мальчике Дяде Фёдоре есть сказочный элемент – двое говорящих животных, кот Матроскин и пёс Шарик – сами повести отличаются относительным реализмом. В них происходят необычные, но не нарушающие границ реальности вещи. Исключением не стала и новогодняя сказка, так что чудо в ней, в точности как в «Чуке и Геке», рукотворное. Только объявился в праздник у крыльца не папа, а мама. Но тоже на лыжах. А весь сюжет и смысла пересказывать нет – это одна из историй, известных буквально каждому бывшему советскому ребёнку.
Кадр из мультфильма по книге Успенского.

Кадр из мультфильма по книге Успенского.

 

Людмила Васильева-Гангнус, «Чудище-Снежище»


Ещё одна сказка, которую дети знали больше по мультфильму «Новогодняя сказка». Но всё же многим купили и книжку. По сюжету сказки, советские школьники готовят в школе новогодний праздник. Им надо добыть из леса ёлку. Два мальчика по очереди идут с топором за ёлкой, но каждый раз их прогоняет за грубость Чудище-Снежище – хранитель местного леса. Третьей идёт девочка. Она вежливо договаривается с Чудищем, и оно соглашается отдать одну ёлочку на новый год.

Хотя сюжет чем-то напоминает народную сказку «Морозко», но доминирует в ней, скорее, экологический мотив, который стал педалироваться в детских произведениях в последние десятилетия существования СССР. С природой надо договариваться и расходовать её дары разумно – как ни странно, это пропагандировалось в стране, где постоянные гигантские стройки и работа заводов оборачивались экологическими катастрофами. Впрочем, наоборот, не странно. Это называется «извлечь урок».
Кадр из мультфильма по сказке.

Кадр из мультфильма по сказке.

 

источник

Если вам понравился пост, пожалуйста, поделитесь им со своими друзьями:





5 сказок, которые заменяли советским детям рождественские истории в годы, когда запрещали Рождество

И не забудьте:
5 сказок, которые заменяли советским детям рождественские истории в годы, когда запрещали РождествоПодписаться на мой Instagram
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх